Русский язык - четвертый по употребляемости в странах ЕС. 

Послесловие
24 Июль 2007
Санкт-Петербургские ведомости": Литовцы на экспорт

"...Тысяча евро в месяц? Да разве это зарплата?" – высокий молодой парень, случайно разговорившийся с группой российских журналистов возле гостиницы на проспекте Гедимина в центре Вильнюса, только пожал плечами. Было уже поздно, после достаточно долгой дороги в литовскую столицу, после напряженной программы открывшегося здесь семинара по взаимодействию ЕС и России для СМИ российского Северо-запада нам откровенно хотелось спать. А случайный наш собеседник торопился в ночной клуб. Успели лишь услышать, что сам он русский, владеет несколькими языками и, литовским в том числе. А вот кем конкретно работает, сколько получает, так и не удалось узнать. Главное же, что не сумели выяснить, – это подлинная цена тех самых 1000 евро в сегодняшней Литве: то ли большинство литовских граждан имеют доход повыше, то ли наоборот – данная сумма для них является недостижимым идеалом. Брошенную парнем вскользь фразу, согласитесь, можно было трактовать абсолютно по-разному.

Между тем глава представительства Европейской комиссии в Литве Кестутис Садаускас сообщил российским журналистам, что средняя зарплата в стране составляет сегодня 400 долларов, а средняя пенсия – 260 американских "зеленых". Как говорится, не густо ни по каким меркам – ни по европейским, ни по российским, ни, очевидно, по литовским. Выходит, тот парень говорил все-таки о желаемом. Но почему же в ночных клубах и ресторанах Вильнюса с их ощутимо кусающимися ценами так много народу?

Одной из ключевых тем недавнего вильнюсского семинара были проблемы интеграции Литвы в ЕС. Ответственные чиновники МИД, управленцы и бизнесмены уверенно говорили о положительных для литовской экономики тенденциях в связи с членством страны в Евросоюзе. Безработица, к примеру, по словам того же К. Садаускаса, снизилась с 10 процентов до 3 – 4, совокупный государственный бюджет за последние пять лет вырос вдвое, резко увеличился поток в страну западных инвестиций и т. д.

Но вот на прямой вопрос о том, какая отрасль литовской экономики является сегодня ее локомотивом, наши уважаемые собеседники отвечали как-то без особого энтузиазма и не вполне конкретно. Глава российского департамента МИД Роландас Качинскас упомянул что-то о лазерных и биотехнологиях. Но из тона, каким о них говорилось, стало ясно, что речь в лучшем случае о перспективах развития данной сферы. Президент Института свободного рынка Ремигиус Шимашиус был еще более туманен, заявив буквально следующее: "Специализируемся в международном разделении труда на том, что умеем делать". И заговорил далее о совершенствовании экономического законотворчества, упомянув, что уже 80 процентов литовских законов скроены по стандартам ЕС.

Что же, любому ясно: со своим уставом в расширившемся европейском "монастыре" делать просто нечего. Но что же все-таки литовцы умеют сегодня делать?

Помнится, в советские времена хорошим спросом пользовалась литовская бытовая электроника. Но, проезжая мимо корпусов известного некогда вильнюсского завода "Вингис", мы увидели явно пустые корпуса с запыленными и кое-где выбитыми стеклами. Нам пояснили, что предприятие давно обанкротилось.

Славились некогда в Союзе литовские молочные продукты. Но вот, что называется, картинки с натуры. В соседней Белоруссии на полях буквально повсеместно пасутся стада коров. А здесь между Вильнюсом и Тракаем на аналогичных травяных пастбищах удалось случайно заметить лишь одну коровенку, которую хозяин гнал хворостиной. Даже стогов сена нет, а проржавевшая силосная башня по соседству с полуразвалившимся коровником красноречиво свидетельствуют, что крупных животноводческих хозяйств давно не существует.

Впрочем, было бы наивным полагать, что продукция любой отрасли литовского сельского хозяйства смогла бы выдержать конкуренцию в рамках ЕС. Не в силу своего качества, конечно, а из-за слишком высокой себестоимости. Ну а бытовые электроприборы тоже не смогли бы, разумеется, спорить с продукцией "Сименса", "Эл джи", "Электролюкса" и им подобных европейских монстров.

Так в чем же на сегодня главный плюс от вступления Литвы в ЕС? В одной из приватных бесед за пределами конференц-зала нам его обозначили так: свободный экспорт рабочей силы в Европу. "Посмотрите-ка в следующий раз внимательно, какую оценку литовской песне на очередном конкурсе Евровидения поставит Ирландия, и вам многое будет ясно. Уверяем, это не ирландцы прониклись вдруг любовью к литовской музыке, это наши гастарбайтеры патриотично поддерживают родину".

По некоторым данным, сейчас в Западной Европе работают чуть ли не до миллиона граждан Литвы. Они трудятся на стройках в Испании, Великобритании. Но особенно много их в Ирландии, которая переживает нынче экономический и строительный бум. Дела у литовских мигрантов складываются по-разному. Вот что, к примеру, поведал нам попутчик в купе вагона до Москвы: "Один мой сосед, съездив в Англию, быстро оттуда вернулся, заявив, что такие деньги легко заработает и в Литве. А вот другой, наоборот, собирается забирать туда и семью".

Так или иначе, но львиная доля зарабатываемых гастарбайтерами денег пересылается родственникам в Литву. И эти-то самые деньги, крутящиеся в рознице, объективно создают в стране дорогую жизнь. Как тут опять не вспомнить того парня возле отеля с его отзывом о тысяче евро? Может, и ему приходят деньги из Ирландии – а слова его носили пренебрежительный оттенок? "Люди стали богаче, – констатирует и Ремигиус Шимашиус, – все больше стали у нас говорить о европейских социальных стандартах. Но мы ведь пока еще не немцы..."

Он же, затронув тему перемещения рабочей силы, задал сам себе вопрос, на который не смог в итоге однозначно ответить: "Это эмиграция или всего лишь некий экспорт услуг?" Вышеприведенный пример с соседями нашего попутчика говорит, что в нынешней литовской миграции присутствуют, очевидно, обе данные составляющие. Кто-то уезжает, твердо решив разбогатеть и вернуться, а кто-то реализует мечту стать "гражданином старой Европы". Только, как известно, везет далеко не всем. И как отразится в итоге этот процесс на демографической ситуации, на той же внутренней структурной безработице, не знает точно пока никто.

В этой связи неизбежно возникает вопрос о дальнейших перспективах страны в рамках сложившегося европейского разделения труда. Интенсивная застройка небольшой по территории Ирландии рано или поздно закончится. Потоки денег, высылаемых гастарбайтерами домой, соответственно, тоже. Не бездонными являются, безусловно, и пришедшие сегодня в Литву европейские финансовые фонды, которым так радуются здесь в последнее время.

Между тем киловатт-час электроэнергии для бытовых потребителей в Литве стоит сегодня в пересчете на российские деньги около 3 рублей 20 копеек. Это, подчеркнем, при продолжающей работать, правда, уже не на полную мощность, Игналинской АЭС. Но через два года станцию закроют по соображениям ядерной безопасности: второго Чернобыля в Европе очень опасаются. При этом сразу же Литва превратится в импортера электро-
энергии. Что тогда будет с ценами, и не только на свет? Не хотелось бы нагонять пессимизм, но вопрос тревожный.

Нефть в страну идет пока что только морем из нашего Приморска, и по поводу заржавевшего нефтепровода "Дружба" в МИД мы услышали конкретную просьбу о его реанимации. Это значит, что нефтеперерабатывающему комплексу в Мажейкяе сырья не хватает. Но в интересах ли России восстанавливать ветку старого нефтепровода и увеличивать потоки нефти, поставляемой в Литву? С этим надо еще разбираться. Мы ведь, как известно, намерены класть трубы по дну Балтики, Черного моря, строить магистрали на Китай и Японию...

Говоря о плюсах в связи с вступлением в ЕС, председатель правления компании "Евровайнстанс" (аптечный и торговый бизнес) Игнас Сташкявичюс упомянул заметное снижение коррупции в чиновничьем, управленческом звене. По его мнению, здесь уже явно видны положительные европейские тенденции, когда чиновники по-хорошему дорожат честью фирмы, побаиваются ставших более строгими законов, ощущают себя под постоянным контролем СМИ и различных общественных структур, учатся прислушиваться к критике.

И все же, повторяю, абсолютное большинство наших собеседников в ходе семинара в той или иной форме главным фактором прогресса называли для Литвы наблюдающееся свободное перемещение товаров и рабочей силы. Что же, вряд ли кто предполагал, что с этим в рамках ЕС у его новых членов возникнут какие-либо серьезные проблемы. Важно только, чтобы и литовские товары, и литовская рабочая сила как товар, получив право беспрепятственно попадать на европейский рынок, обладали надлежащим качеством для успешной реализации. Это, кстати, нелишне усвоить и России, настойчиво стучащейся сегодня в двери ВТО. Стать полноправным членом давно сложившейся международной структуры в условиях рыночной экономики, при наличии постоянной острой конкуренции, очень даже не просто.

Вильнюс – Тракай – Санкт-Петербург